Официальный сайт клуба ПАРУСНИК - Книга "Заповедник" Часть первая Глава 1 страница 1
Главная | Форум | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Кот Бублик
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Пользователи посетившие наш сайт:
Форма входа
Погода
Опрос посетителей
Чего не хватает на сайте
Всего ответов: 67

Часть первая.

Заповедник.

                                                                    В дуновении ветерка

Поиграют листья кроны      

Утро лес вдали река

Просыпается природа

Потревожить этот мир

Не хочу - ступаю тихо

Первозданная Сибирь

Не сулит пока нам лихо

Лес не любит громких слов

Он шепнет тебе чуть слышно

И холодною росой

Обольет того, кто вышел

Что ж холодная роса не такое уж несчастье

Разбудить смогла она

Тех, кто был у сна во власти

 

 

Глава первая.

Лесной зверь.

 

 

Апрель в Западной Сибири холодный месяц. И хотя снега в этом году уже нет, утром еще белеют от изморози деревья в сосновом бору. Природа замерла в ожидании тепла. В утренней дымке лес завораживает. Кажется, что эта дымка легла паутиной на деревья и кустарники, заполнила все пространство вокруг. Воздух чист и свеж. Тишина. Лишь изредка слышны шорохи и звуки просыпающегося леса. Влажный воздух разносит их на большие расстояния. Деревья стоят не густо, и идти одно удовольствие. Вот тропинка поворачивает в сторону и в просеку прорывается луч восходящего солнца. Теплеет. Просыпаются птицы и уже слышны их первые трели. День обещает быть солнечным и теплым. Но так бывает не всегда.

         Никитин лежал на топчане и думал о том, что же влечет его снова и снова выходить в сосновый лес и выполнять свою нелегкую работу. В окно заглядывали первые лучи солнца. Погода, словно извиняясь за содеянное, решила побаловать его и лесных животных теплым и солнечным днем. Но Никитин мог и не увидеть ее извинений. Его двухдневный маршрут по территории заповедника подходил к концу, когда разыгралась нешуточная буря в лесу и только близость сторожки спасла от холодной ночи в промокшей одежде. И все же он любил свою работу, работу летописца заповедника, которая приносила тяготы, лишения, но в то же время дарила ни с чем не сравнимую радость от близости первозданной природы. Этот нетронутый человеком мир был нужен ему, как воздух. В то же время старший научный сотрудник Сибирского горно-лесного института Никитин Вячеслав Николаевич понимал, что и он нужен лесу и заповеднику. Его работа так же оберегает этот природный уголок от посягательств людей, как и лес оберегает его самого от непременных «удовольствий» цивилизации. Можно сказать, что он, Никитин, был отшельником. Но отшельником по долгу службы.

Никитин мечтал быть биологом всю свою жизнь. И если другие мальчики в разное время хотели стать то космонавтами, то моряками, то машинистами, то Никитин во все времена хотел только одного – быть биологом. И это было не просто детское увлечение. Уже в пять лет Никитин в одиночку ограждал муравейники от рассеянных прохожих, а в шесть с половиной лет обнимался с псом, которого боялась вся улица. Но не всегда жизнь складывается так, как хочется. Вячеслав вырос в интеллигентной семье. Его мать всю жизнь проработала в одном закрытом НИИ Новосибирска, а отец, инженер – нефтяник по образованию, развелся с матерью, когда Вячеслав был еще маленьким ребенком. Несмотря на то, что мальчик рос очень наблюдательным и прекрасно понимал природу, его талант раскрылся не сразу. Никитину не сразу удалось поступить в институт на биофак. Смирившись со своей участью, он идет служить в армию. Но вот парадокс – если до армии все складывалось в жизни Вячеслава неудачно, то, как это ни странно, в армии все встало на свои места. Еще на КМБ5 Никитин попадает в поле зрения старшего инструктора капитана службы розыскных собак Корпачева Петра Григорьевича, который предлагает будущему биологу пойти в учебку. Конечно, занятия в учебке давались нелегко – до того, как попасть в армию, Вячеслав не был физически развит. Однако терпение и выносливость были присущи Никитину с детства. И он выдержал. После учебки Вячеслав полтора года служит во внутренних войсках. За это время он получает опыт и знания работы с животными. После армии он легко поступает на биофак Сибирского Государственного университета. И дальше жизнь закрутилась. Во время учебы Вячеслав не бросает работу с собаками, а работает в ДОСААФе инструктором. С возрастом Никитин становится еще более целеустремленным. Его авторитет в мире собаководов растет. Однако сам Никитин предпочитает авторитету среди людей – понимание среди собак. Обостренное чувство справедливости с одной стороны и разочарование в людях с другой стороны постепенно формируют у Никитина мировоззрение постороннего наблюдателя, которое только крепнет с годами. Но это не мешает Вячеславу. Он не одинок – у него есть животные. И снова, как и прежде, его детское увлечение дает ему силы жить и развиваться. Никитин поступает в аспирантуру и через пять лет защищает кандидатскую диссертацию. После защиты диссертации в Сибирском государственном университете молодой ученый был направлен на работу в горно-лесной институт, где через полгода получит должность летописца Западно-Сибирского лесного заповедника. Поначалу казалось, что он долго не сможет выдержать удаление от городской жизни и рано или поздно вернется в город. И только опыт подсказывал ему, что не стоит никогда делать поспешных выводов. Так прошел год, второй и постепенно лес начал втягивать его в свою жизнь. Никитин уже не ощущал себя здесь лишним, а со временем так породнился с природой, что уже не представлял себя иначе как на этой должности. Со временем он стал воспринимать лесную жизнь как часть своей, в которой бывают плохие и хорошие моменты, радость и горе, любовь и… В этот момент Никитин подумал, что пожалуй знает, что отличает этот мир от мира людей. Животные не умеют ненавидеть. Наверное, поэтому этот мир остается естественным и первозданным.

         Дымка рассеялась. Солнце стремилось к зениту. В лесу заметно потеплело, и можно было продолжать путь. Никитину, как никогда, после вчерашнего ненастья, хотелось пройтись по лесу не спеша, наслаждаясь чистым воздухом и красотой природы. Он всей душой любил этот мир. Пару раз подходил к стволу дерева, прижимался к коре и вдыхал пьянящий аромат соснового леса. Отмечал для себя знакомые места, где бывал раньше, записывал наблюдения, иногда фотографировал. Свежие следы животных говорили о том, что лесная жизнь кипит где-то рядом. И только его присутствие слегка настораживало коренных обитателей. Но Никитин не обижался на то, что лес все же скрывает от него свою жизнь. Он понимал и принимал такие правила игры. За время службы в заповеднике он научился читать все происходящее в лесу как книгу, только вместо слов ему служили следы животных и птиц. Вот и сейчас его заинтересовали свежие следы кабана на песке, возле которых рядком были следы маленьких копий кабаньих копытец. Такие следы он видел четвертый раз за последние полчаса. Это радовало. В этом году зима была не очень суровая и видимо, поэтому большинству молодняка дикой свиньи удалось выжить. Но кое-что Никитина и насторожило. На участке традиционных маршрутов куньих возле небольшой речушки в лесу он не обнаружил ни одного следа этих животных. Возможно, просто наблюдаемая семья поменяла место логова а, следовательно, и маршруты перемещений, а возможно… Впрочем Никитин не стал делать безосновательных предположений о «помощи» человека, а лишь решил выяснить причину ухода куницы, придя к этим местам еще раз через несколько дней.

         Тропа повернула еще раз, и далеко в низине Никитин увидел свой дом, в котором прожил последние десять лет. Через полчаса он будет дома. Близость жилища заставила зоолога ускорить шаг. К тому же вечерело и снова начала портиться погода. Становилось зябко.

         Придя в дом, смотритель заповедника растопил печь, и пока комната, в которой он жил зимой прогревалась, он еще раз обдумал все увиденное в лесу, сделал кое-какие заметки в журнале маршрутов и летописи. Через полтора часа Никитин поужинал разогретым сухим пайком и лег спать. Уставшее тело расслабилось, и сознание быстро отступило. Больше в этот день ничего не произошло.

Дом, построенный еще предыдущим лесником, хорошо сохранял тепло. И хотя за окном снова свистел ветер и срывался снег, за ночь Никитину лишь один раз пришлось вставать, чтобы подбросить дров в печь. После сна утром смотритель чувствовал себя бодрый и отдохнувшим. Догорало поленце в печи, и надо было принести еще дров из сарая. Никитин одел свою любимую «афганку», которую носил как домашнюю одежду и вышел во двор. Ветер хлестал его мокрым снегом по щекам и не давал вдохнуть полной грудью. Вячеслав еще раз задумался о предыдущей ночи, когда мог остаться в лесу в такую погоду. Но уже через две минуты он был в доме, грелся и не вспоминал о превратностях судьбы. Хотелось есть и Никитин решил приготовить что-нибудь этакое, если в принципе можно было надеяться на разнообразие еды в его условиях. В запасах оставалась тушенка, рыбные консервы, сухари, макароны и несколько видов круп. Поразмыслив, Никитин решил приготовить себе на завтрак макароны по-флотски.


После завтрака с 10 до 11 было время для получения радиограмм и других сообщений. Получив сообщения, Вячеслав взялся за систематизацию тех данных, которые получил в результате своего двухдневного похода. Методично, раз за разом он вносил записи в журнал по программе «Летопись природы». Вот и в этот раз он взялся за этот журнал в первую очередь. Просмотрев записи, Никитин понял, что накопились данные об изменениях в популяции парнокопытных. И данные, занесенные в журнал после предыдущих походов, это подтверждали. Взяв по карте маршруты своих перемещений, он отметил места, где следы дикой свиньи встречались чаще всего. Потом обвел полученную территорию, и получилось, что концентрация животных на исследуемом участке за последний год значительно увеличилась. Никитин еще какое-то время поработал с записями, внес данные о наблюдении за перемещением птиц, отметил, что возможно была обнаружена в ветвях деревьев скопа (он не смог рассмотреть птицу в бинокль как следует) и закрыл журнал. Посидел еще какое-то время за рабочим столом, попытался спланировать поход к логову куниц, где вчера не обнаружил следов животных и лишь затем отвлекся от своей работы и решил почитать. Подбросив еще палений в огонь, Никитин выбрал книгу из своей небольшой в основном специализированной библиотеки и улегся на топчан. До вечернего радиосеанса можно было отдохнуть и насладиться книгой. Это был рассказ Джеральда Даррелла «Натуралист на мушке».

Вечерний радиосеанс принес неожиданное известие. На его участок с проверкой направляются инспектора из областного управления министерства природного хозяйства. Базироваться они будут в ближайшем поселении в 376 км от заповедной территории, а инспекцию проводить на вертолете. Никитин подумал, о том, какое счастье, что для высокопоставленных лиц его маленький дом не может служить лагерем и комиссии только изредка бывают здесь проездом. Приняв информацию и отметив в календаре сроки прибытия чиновников, Вячеслав вышел во двор. К тому времени погода успокоилась, и лишь слабый ветерок покачивал деревья в близлежащем лесу. Пахло свежестью и хвоей. Закат был ярко красным и предвещал ветреную погоду на завтра. Ужин как обычно прошел незаметно, и только отсутствие овощей и фруктов давало о себе знать. Из радиограммы Никитин узнал, что продукты ему доставят примерно через неделю, если будет летная погода, а значит, терпеть однообразие пищи осталось уже не долго.

Утро следующего дня ознаменовалось сразу двумя радостными и трогательными событиями. Никитин решил посвятить этот день осмотру близлежащих окрестностей с целью пополнения запасов дров (заканчивался отопительный сезон и его запасы были на исходе). После завтрака он вышел в направлении на юго-запад в сторону небольшого участка лиственного леса, где периодически пополнял свои топливные ресурсы валежником и старой древесиной. Благо после двух ветреных дней в таком лесу всегда находилось чем поживиться. На подходе к участку заветного леса возле балки Никитин обнаружил, что на старом гнездовании сапсана сидела молодая птица. Похоже, что это был молодой самец. Если бы только он смог найти себе пару в этом лесу. Вячеслав постарался обойти как можно дальше то место, где сидел сокол. Хищные птицы этого семейства крайне осторожны и могут мигрировать с той территории, где их потревожили. Обойдя балку, Никитин повернул правее, чтобы выйти на участок, который был ему хорошо знаком. В подлеске в низменной болотистой части лиственного леса росла клюква и, хотя в прошлом году в сентябре он наведывался сюда неоднократно, возможно, что кое-где остались плоды с прошлого года.

Собрав сморщенные плоды прошлогодней клюквы, Никитин повернул назад. И вдруг его взор оказался прикован к небольшому подлеску, под которым проклюнулись первые побеги ландыша. Зоолог впервые в этом году увидел первоцветы. Несмотря на бушевавшие в предыдущие два дня вихри, побеги стояли крепко и излучали уверенность в своих силах. Возможно, они проклюнулись только сегодня. Значит, грядет потепление. Растения, как и животные, чувствуют приближающиеся изменения погоды. Весна.


На обратном пути Никитин нашел поваленное старое, но относительно некрупное дерево и после нехитрой обработки топором торчащих веток привязал его к веревке. Ветки укрепил поверх бревна и только после этого привязал всю охапку к небольшой четырехколесной тачке, которую привез с собой. Предстоял еще нелегкий путь домой.

На следующее утро была хорошая погода и Никитин, уверовавший в «прогноз» первоцветов решил выйти к логову куниц. После основательных приготовлений (в тайгу нельзя выходить без запаса пищи и воды минимум на неделю) зоолог затушил печь и, закрыв дверь в дом, вышел в северо-восточном направлении. До логова было полдня пути, и Никитин решил для себя, что на обратном пути он переночует в сторожке, до которой от логова было около 5 км. Погода радовала и через четыре с половиной часа ученый был уже около места, где в прошлом году наблюдал самку лесной куницы4 с четырьмя детенышами. Территория заваленного валежником леса еще хранила следы пребывания животных. Но все признаки были явно прошлогодние. Никитин решил обойти район в радиусе около пятисот метров от места логова и присмотреться к тому, нет ли где-нибудь поблизости новых следов зверька. Стараясь выбирать маршрут по свободной от валежника местности и не шуметь, зоолог обходил район, ориентируясь по компасу. По пути ему иногда попадались интересные зарисовки лесной жизни, как например стая белок, весело играющих в какую-то свою чехарду или несвежие следы бурого медведя. Однако следов пребывания лесной куницы нигде не было. Никитин уже отчаялся что-либо узнать о судьбе своих подопечных, как вдруг его опытный взгляд заметил какое-то шевеление в густом подлеске впереди по пути следования. Зоолог присел и достал бинокль. Но в ответ зверь замер в густоте леса и не подавал признаков жизни. Вячеслав решил лечь на землю, достал из рюкзака подстилку и расстелил ее перед собою. Прошло около пятнадцати минут, как вдруг в направлении предыдущего шевеления ученый увидел в бинокль зверя. Это была куница и, похоже, что самка. В пасти она несла какую-то некрупную живность – похоже молодого зайца. Принюхиваясь к воздуху, она короткими шажками продвигалась в том направлении, откуда пришел Никитин. Ее явно беспокоил запах в воздухе. Но все же
Часы
Научно-образовательный раздел
Новости КЛУБА




















Архив новостей КЛУБА

Мы в YouTube
Поиск
Друзья сайта
http://biology-travel.at.ua/
SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
Червона книга України


продвижение сайта бесплатно продвижение сайтов
Приют для животных в Харькове
Copyright Клуб "Парусник". Design by Aid. © 2007 - 2017
Хостинг от uCoz