Главная | Форум | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Кот Бублик
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Пользователи посетившие наш сайт:
Форма входа
Погода
Опрос посетителей
Чего не хватает на сайте
Всего ответов: 67
трюковыми номерами. Никитин стоял не шевелясь, стараясь не спугнуть эту обворожительную парочку. Вячеслав дождался, когда барсуки уйдут на приличное расстояние, и продолжил путь. На пути его следования промелькнула белка. Она несла в ротике какой-то корм, скорее всего орех, возможно припрятанный еще осенью. Взобравшись на ветку сосны, она ловко и быстро освободила орех от шелухи и мусора и съела его, не проронив ни крошечки. Никитин старался идти так, чтобы не терять из виду пространство в 360 градусов, а поэтому часто оборачивался. Но вокруг было все спокойно, следов косолапого видно не было. В одном месте на поляне зоолог увидел свежие следы лосей. С началом оттепели эти благородные животные возвращаются в свои родные края после зимовки в более южных широтах.           
     Никитин уже преодолел более семи километров, но пока на его пути не встретилось никаких признаков недавней охоты. Может быть, люди в лесу просто отпугивали выстрелами медведя, который пришел к ним на обед, как ночью к Вячеславу. Зоолог прошел еще около километра и тут увидел темно-красные пятна на стволе дерева. Похоже, что это была свернувшаяся кровь. Капли крови были и дальше среди кустарника. Никитин прошел по маршруту кровяных следов около трехсот метров и увидел то, что было причиной следов крови на деревьях. В высоком кустарнике лежала обезглавленная туша лося, с которой была содрана шкура. Около туши стоял медведь и нервно принюхивался в сторону Никитина. Его морда была в крови. Но убийство совершил не он. Животное без головы и шкуры могли оставить только люди. Неужели это были те самые люди, которые несколько дней назад стреляли в лесу. И тут Никитин понял, что это была за охота. Кровавое сафари в заповедной зоне устраивали сами чиновники из министерства, прикрываясь служебной проверкой. В этот момент Никитин вспомнил про маму куницу с ее детенышами и про Юлия Клавдия. Ведь они тоже являются престижным трофеем. Сердце сжималось от бессилия и размаха лицемерия и жестокости. Нет, он не может допустить, чтобы и они погибли в этой кровавой бойне. Иначе, зачем тогда все это. Зачем и кому тогда нужна его жизнь и работа. Бешено пульсировали вены, но напряжение только всколыхнуло сознание и ум начал работать с отточенной четкостью и быстротой.
    - Прежде всего, необходимо побывать в поселке и выйти на связь с институтским другом, который работает в областном отделении инспекции заповедного хозяйства – подумал Никитин – и выяснить, кто конкретно проводит инспекцию его заповедника. Кроме того, надо поднять шум через природоохранные фонды, а именно через «Общество по защите прав животных» и через «Фонд зоопарков и заповедников», где у Никитина также были знакомые. И, наконец, постараться, чтобы информация прошла в прессу и на телевидение.
     Чем такие мероприятия могут обернуться для самого Никитина, зоолог не думал.
   Вячеслав, понимая, что рассмотреть тушу лося ему не удастся, решил вернуться домой. Дорога заняла два с половиной часа и отняла у Никитина довольно много сил. Возможно, сказывалось нервное напряжение.
    Дома зоолог еще раз обдумал ситуацию и те действия, которые он планировал предпринять. То, что случившееся было не простым браконьерством местных  жителей уже не вызывало сомнений. Во-первых, масштаб охоты на вертолете был не под силу никому из жителей ближайших селений. Во-вторых, то, что этим занимались люди из комиссии, было наиболее вероятным, потому что они заранее подготовили себе почву и беспрепятственно могли стрелять в заповедной зоне. Лучшего прикрытия и придумать невозможно. Вероятно, что и егеря заповедника получили ту же информацию, что и он сам. Никитин подумал о том, что все же необходимо связаться с егерями. В ближайшем округе их работало четверо. Зоолог, конечно, знал каждого, но общаться приходилось редко, поскольку у них были разные задачи в заповеднике. Если егеря что-либо знают об этих браконьерах, то они ему Никитину скажут обязательно. Ученый был в хороших отношениях со всеми, кто работал в заповеднике. Егеря или как их теперь называли инспектора служба охраны заповедника не были исключением. На закрепленном за Никитиным участке работали в чем-то такие же отшельники, как и сам Вячеслав, только жили они в поселке и в большинстве своем с семьями. Рассказывали, правда, что один из егерей уезжал на три года в город с женой, но потом не выдержал и сбежал опять в тайгу, бросив и жену и ребенка. Никитин решил, что позже вызовет их по рации и попытается узнать что-либо о происшедшем. Наверняка егеря были у места выстрелов и видели тушу лося. Если к тому времени медведь еще не нашел свою добычу, то  возможно кому-нибудь из егерей и удалось рассмотреть труп животного. Следующее что необходимо было сделать, это связаться со студенческим другом. Его друг   Нижебородов Андрей сейчас работает в областном управлении заповедного хозяйства, занимает там уже какую-то высокую должность, и наверняка знает о комиссии из министерства. Но поговорить с Нижебородовым возможно только по телефону в поселке.
    - Придется ехать в поселок, - Никитин сам не заметил, как стал разговаривать вслух.
    Но главное, подумал зоолог, это привлечь внимание людей и прессы через фонды охраны природы.  Никитин не один раз слышал про то, как «Общество по защите прав животных» и «Фонд зоопарков и заповедников» проводили громкие акции по защите животных, с привлечением прессы и телевидения. В этих организациях также работали  выпускники его биофака, и Никитин изредка поддерживал с ними связь.
    Вечером Никитин по рации связался с егерями заповедника и попытался разузнать что-либо о злосчастной комиссии. И получил ответ о том, что егеря также как и он были осведомлены о приезде чиновником. Кроме того, один из егерей ответил зоологу, что был на месте охоты и осмотрел труп животного. Вячеславу удалось выяснить, что туша лося была действительно прострелены двумя разрывными пулями, которые запрещены для использования. И, наконец, все егеря в один голос сказали, что в день охоты (то есть в день и время стрельбы, которую слышал Никитин) их направили в соседнюю зону, контролируемую другими егерями, якобы для усиления группы по предотвращению браконьерской вылазки местных жителей. Браконьеров они не нашли, а свой участок был оголен практически целые сутки.
    - Следовательно, егерей целенаправленно увели из зоны охоты,  а место охоты выбрали не случайно, - Никитин понимал, что случайности быть не может.
   Еще одно обстоятельство не давало покоя Никитину. В памяти уже несколько раз всплывал разговор с Кириным, который угрожал зоологу перед входом в камеру в отделении милиции. Если сафари устроено настолько грамотно, что в первый же день охотники вышли на лося и увели в сторону от места охоты егерей, то значит, что среди браконьеров был местный житель, хорошо знающий лес. Среди таких местных жителей был один, который пошел бы на сделку с совестью, не задумываясь. Звали этого человека Григорий Кирин. Вячеслав вспомнил новую экипировку Кирина, дорогую лодку и оружие, и все звенья преступной цепи в голове биолога сложились в единое целое. По видимому сафари было устроено для каких-нибудь богатых «новых русских». Поставлено все было на широкую ногу и с размахом. Комиссия выступала в роли прикрытия для этой кровавой бойни. А Кирин был выбран местным проводником. Неслучайно Никитин видел его у реки, возле лиственного леса, где весной часто наблюдается скопление  животных.
     Никитин вышел во двор. Солнце уже давно село. Но практически полная луна на чистом небосводе озаряла лес и придавала ему сказочный облик. Дышалось легко. Но мысли о бойне в заповеднике не давали возможность полностью расслабиться. Никитин вдруг вспомнил, что у него практически закончилась вода в питьевом ведре. Вернулся в дом и взял пустое ведро и кружку. Наполнил ведро из колодца. Хотелось пить. Вячеслав зачерпнул алюминиевой кружкой воду из ведра и жадно напился. Стало немного легче. В дом идти не хотелось. Этот день был уже по настоящему весенний и теплый, а поэтому не остывшая земля еще согревала воздух. Никитин посидел на крыльце дома еще минут двадцать. Вокруг была тишина и покой. Биолог еще и еще раз задумывался о том, что же это за существо такое, человек, которое предает ради наживы, убивает ради наживы, живет ради наживы. Почему и зачем природа наградила самое алчное существо на земле таким изощренным умом. Что может спасти самого человека от его жадности и страсти к убийству.  
      В доме потрескивали дрова в печи. Было тепло. Сон пришел незаметно.
      Наутро Никитин завел машину и отправился в поселок. Ему нужна была связь с городом для того, чтобы позвонить в областное управление заповедного хозяйства и в природоохранные фонды. Погода резко ухудшилась. Лил дождь, и машина то и дело буксовала на лесной дороге. Но старенькая «Нива» не подвела и в этот раз и Никитин, преодолев бездорожье и устав от бесконечных ухабов, прибыл в поселок.
   Первым делом Вячеслав решил навестить председателя поссовета Илью Николаевича Муровцева, или как его называли за глаза местные жители, Илью Муромца. Сказать по правде, прозвище председателя как нельзя более соответствовало внешнему облику этого человека. Крупный, но не рыхлый, с громогласным голосом, Илья Николаевич явно был на своем месте в этом поселке. У Никитина всегда были хорошие отношения с председателем поссовета. Можно сказать, что его здесь любили.
    Подъехав к дому, Никитин остановил машину и вышел. Дождь не утихал, было сыро и холодно. Дом, в котором жил Илья Николаевич, был, в общем-то, ничем не примечательным. Добротный, из красного кирпича, внешне он выглядел абсолютно обыденно. Но это только внешне. Внутри дома было все необычно. Дело в том, что у хозяина дома было одно увлечение, которому он посвящал все свое свободное время. Илья Николаевич очень любил резьбу по дереву. Резными были стол и стулья в гостиной, полки для книг и даже лежак для кота, который жил в доме, был из твердой породы дерева вырезанный самим хозяином. Раньше резными были и ставни в окнах, но после того, как окна состарились, и их пришлось заменить новыми, металлопластиковыми, ставни сняли.  
    Никитин быстрым шагом подошел к калитке и позвонил в звонок. Погода была не летная, и во дворе никого не было. Ждать пришлось какое-то время, и зоолог вернулся в машину. Через несколько минут к калитке вышла женщина.
    - Кто там, - спросил довольно приятный женский голос. Было ощущение, что хозяйку этого голоса абсолютно не беспокоит то, что идет сильный дождь и на улице довольно прохладно.
   - Валентина Васильевна, здравствуйте, это Никитин, - Вячеслав узнал голос жены председателя. Валентина Васильевна Муровцева была под стать своему мужу – высокая, дородная, довольно красивая женщина средних лет. Сильная женщина, но, тем не менее, от нее веяло уютом и умиротворенностью. В поселке вслед за мужем Валентины Васильевны укрепилось и ее прозвище - Василиса Прекрасная.
    - А, Слава, проходи, что ж это ты в такую то погоду? - Валентина Васильевна открыла калитку и впустила Никитина.
    В доме как всегда было тепло и уютно. Еще с прихожей становилось понятно, что в доме царит идеальный порядок.
   - Ты не стесняйся, присаживайся, сейчас перекусим, чайку попьем, - Валентина Васильевна предлагала так, что просто нельзя было отказаться. Вячеслав очень любил ту хозяйскую заботу, которую всегда проявляли по отношению к нему в этом доме.


Часы
Научно-образовательный раздел
Новости КЛУБА




















Архив новостей КЛУБА

Мы в YouTube
Поиск
Друзья сайта
http://biology-travel.at.ua/
SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
Червона книга України


продвижение сайта бесплатно продвижение сайтов
Приют для животных в Харькове
Copyright Клуб "Парусник". Design by Aid. © 2007 - 2017
Хостинг от uCoz